Василий Шомов

 

• IV стихотворения

 


• БОЛЬШОЕ КРАСНОЕ ПЯТНО ЮПИТЕРА


Юпитер взошел божественный.

Юпитер ярче других.

Юпитер такой большой

На небе цвета ночного.

Планета над головой моей,

Давшая обет молчания.

Юпитер с красным пятном

Диском висит недвижно.

Над коралловыми отмелями,

Над океаном индийским,

Экватором и китовой акулой,

Что поет колыбельную песнь.

И надо мною неспящим,

Вбирающим небо зрачками,

Плывущим по омутам звездным,

Что глядят на меня безучастно.

А Юпитер — энегии сгусток,

Немногословный. Он — вещь в себе.

Он эмоцией мне созвучен,

Как город по имени Питер.

Я курю и в попытке ответа

На вопрос астрономов вечный

Про Юпитера красную стигму,

Понимаю, что это — щека.

Бога-планеты щека. Она пламенеет.

Юпитер горит со стыда

За то, что у нас на Земле происходит.

Его небесное тело не разучилось краснеть.

Март 2017



• ЧИСТАЯ ЛИНИЯ


Крысы.

Виварий НИИ.

Белые животные.

В железных клетках.

Сорок особей. Чистая линия.

Они генетически однородны.

Такие нужны для экспериментов.

Рядом стоит человек в белом халате.

Он держит в руках инструмент блестящий.

Белые животные с красными глазами не боятся.

Они лижут воду из трубочки-поилки на стенке.

У человека в белом халате на руке черная перчатка.

Перчатка сделана из толстой кожи, которую не прокусить. 

Каждое животное обнюхивает прутья клетки и тихо дышит.

Через тридцать минут ни одно из них не будет двигаться и дышать.

Человек проводит забой. Он молод. Он честно верит в науку.

Он горит. Он трудится с энтузиазмом, трудится увлеченно.

Это же крайне важная работа, ведь он помогает людям.

У него нет никаких сомнений в смысле своего дела.

Он не думает о белых лабораторных животных.

Опыты  это — научный поиск и высшая цель.

Это нужно человечеству, чтобы не умирать

И ученый в белом халате в этом убежден.  

Каждые две недели опыт заканчивается. 

И тогда животные не нужны больше.

Они – расходный биоматериал.

Сегодня эксперимент окончен.

Животные не знают этого.

Они пока еще дышат.

Белые животные

Чистая линия.

Крысы.


Годы пройдут и человеку, носившему белый халат и черную перчатку, будет не по себе — холодок по сутулой спине и ладони прижатые к лицу. Только в 20 лет легко быть жестокосердным.

 В. Шомов 23. 04. 2017



• LARGO OCEANUM


Океан сильный.

Океан соленый.

Океан великий.

Он очистит почву.

Он абсорбирует яды.

Он дезинфицирует территорию.

Он поднимет большие волны,

Он проделывал это и раньше.

И размоет бульваров камни,

И потушит огонь зажигалки,

И перемкнет проводов контакты,

И серверов платы окислит,

И растворит номера на купюрах,

И строки в книгах давно ненужных.

Как только почувствует небо,

Что нити жизни прервались,

Что черту преступили люди,

Что музыку вовсе не слышат,

Что любить не умеют больше

Что уже говорить разучились,

И без слов понимать друг друга.

Он не ждет падших ангелов и великанов.

Он ждет обычных людей обычного роста.

Он омоет водой их глаза и легкие.

Он очистит их горло от грязи

Он волосам добавит колыханья и синевы глазам

Он обнимет прохладой бледностью каждого.

Он — сердобольный, океан планеты.

Он, как из тупика выход.

Океан спасет свою мать Землю,

Которая не нужна больше людям.

И ковчег не будет ждать Ноя.

И не отыщется больше праведник

И не пристанет к вершине гор араратских лодка

И не намочит голубь крыла, обессилев.

И не будет звучать концерт для флейты с оркестром Баха.

Вторая часть, которая называется Largo.

Океан сильный

Океан соленый.

Океан великий.

15 апреля 2017



• ПЛОТНИК


Накрепко соединяю доски.

Скрепляю брус.

Подгоняю стойки

И подрубаю.

Ставлю укосины.

Промеряю расстояние

до поперечины

И тянусь за рубанком.

Струганное дерево гладит мне руки.

Ластится, но не сразу,

А только когда привыкнет.

Я смотрю на его волокна и их сплетения,

на его заболонь и сердцевину,

Радуюсь их свету, цвету и чистоте

И режу их ножовкой поперек и вдоль. 

Делаю пропилы под шипы

И выбираю стамеской лишнее.

Проверяю прямые углы

Выставляю по уровню и отвесу.

И задаюсь вопросом:

Что я делаю?

Собачью будку, скворечник или табуретку?

Качели, гроб или крест?

Шкатулку, лестницу или этажерку?

Стол, дверь или раму?

Лоток, мольберт или катапульту?

А может тачку, карусель или вешалку?

Гребень или скамейку?

Это ведь полезные штуки.

И мне по силам исполнить каждую из них.

Думаю, что скворечник и сейчас,

 в середине лета можно пригодиться —

Те птахи, что если не все еще с птенцами.

Пусть удивятся по-птичьи.

Собачья будка нужна всегда.

Хороший человек держит собаку в доме,

Но на всех собак хороших людей не хватает.

Табуретку сделаю прочной,

Чтобы стояла на земле, не качалась

Качели вырежу со спинкой,

ошкурю гладко, чтобы без сучка,

выкрашу в цвет спелой брусники

и на веревке прочной подвешу в саду.

Домовину сладить – это быстро. А опыта нет.

И как пробьет твой час, все равно не поспеешь.

Значит будет та, что будет.

Грубая, занозистая, на скорую руку,

Но это уже не важно.

Крест деревянный — два бруска поперек,

невелико великое дело.

Но не сделать его удобным.

Да и делать не нужно. 

Крест, что внутри человека

Он прочней и надежней.

Шкатулка для мелочи из махагани

Будет сверкать резьбой,

Как созвездие южного неба

И замочком латунным блестеть

Ну, а лестница будет

Точеными балясинами гордиться.

Этажерка для книг, пожалуй, важна

Но книг все меньше,

Тех, которые хочу на ней оставить

Стол — только круглый. Диаметром 120 см

Не из сосны, а из дуба или бука

С мощным подстольем и крестовиной для ног,

Чтобы не было на свете стола прочнее.

Дверь — в сто засовов,

Чтобы в дом не пришли невзгоды.

И не забыть смазать петли жиром.

Раму — в светелку. Простую, широкую.

Ее надо мыть, но делать этого некому.

Мамы уже нет.

Лоток для кота или лоток для бумаг?

Лоток для бумаг кота,

Но только тогда, когда он решит стать Уильямом Блейком

Пока обычным обойдется.

Мольберт – станину. Чтоб закрепить подрамник

С холстом от земли до неба и от неба до земли

И дай бог, чтоб хватило красок.

Катапульта — интересная вещь,

С лафетом и колесами

С системой канатов, шестерней и рычагов

Но я больше не разбрасываю камни.

Поэтому примусь за тачку, с удобным широким хватом

В нее и камни — плоды земли можно собрать

и плоды неба, и плоды воздуха,

и плоды дождя и плоды солнца.

Карусель подойдет для головокружения,

когда потребуется совместить

несовместимые картинки, которые вокруг.

Вешалку, чтобы каждый сверчок знал свой крючок

Березовый гребень для твоих волос,

У него будут широкие длинные ласковые зубы,

Гладкие, незадиристые, отполированные любовью

Или скамейку вечернюю в глубине трав,

чтобы сидеть на ней, глядя в небо

вытянув ноги  и забросив руки за голову

И тем, кто устал и тверезым

И мечтателям и просто одиноким.

И старым и малым

Так что же я делаю?

Что я все-таки выпиливаю, вырезываю, сколачиваю?

Что выглаживаю и полирую?

Я не строю мир

Я не увеличиваю число предметов быта

И не нужны эти вещи.

На самом деле не нужны.

Из хватает и без меня.

Но я вновь точу инструмент:

Лезвие ножа, жало долота и язык фуганка

И снова, преодолевая сопротивление материала,

Стараюсь добавить смысла своей жизни

Я люблю дерево и его древесину.

Наверное, люблю больше, чем людей

И дерево это знает

Оно поддается

Мы нужны друг другу. 

Июнь 2017