Андрей Юрьев

 

Апельсин — Витамин


 

 

Принято считать, что свиньи не разбираются в апельсинах. Это не совсем так. Возьмём, свинью и выкатим ей под рыло апельсин. Свинья а) поймёт, что перед ней нечто съедобное б) сожрёт фрукт. Вместе с кожурой, косточками и мякотью. Венец природы и знаток цитрусов, конечно, никогда не поступит столь грубо. Он не станет есть горькую цедру и семки. Человек а) очистит апельсин от кожуры б) нарежет дольками или колечками в) съест апельсин. Свинья толком и не поймёт, что съела. Не то человек. Видя апельсин люди радуются, потому что он похож на солнышко. «Вкушая апельсин, я совершаю благо»: мысленно говорит себе человек. Апельсином даже водку хорошо закусывать. Один мой знакомый практиковал перуанское средство от похмелья: разрезать апельсин и натереть половинками подмышки. Даже утро Владимира Владимировича Набокова, по преданию начиналось со стакана свежевыжатого апельсинового. Чего уж тут скажешь, не фрукт, а воплощенное торжество жизни над рахитом небытия.


Однако ж заметим, что свинья-то, несмотря на своё свиное невежество, вкусила апельсин целиком, как он есть, со сладостью и горечью. А следовательно, её представление объективнее нашего человеческого. Слово свинье: «Местами сладит. Местами горчит. В целом освежает, но ничего особенного. Съела и забыла». Не то человек. Каждый из нас в чём-то Микеланджело. Мы отсекаем лишнее, чтобы насладится чистотой формы, вкуса. Купируем часть в ущерб целому ради сладенького.


Первым рукотворным орудием труда кроманьонца был т. н. «чоппер», обоюдно заточенный камень. Дальний предок тесака. С этого, собственно, начинается материальная культура человечества: «купирую следовательно существую». Человек не может обойтись без ножа: от палеолита до наших дней. «Вынул нож – бей»: гласит мудрая уголовная истина. Ни в каком существительном не содержится столько глагола, как в слове «нож». Далекие предки расчленяли им туши, орехи и сородичей. Логика расчленения перекинулась на мышление. Греки принялись мысленно стругать материю, что твоя колбаса, дабы заполучить «первокирпичик» сущего. По всемирной истории, как по Бронксу (Бутово, Купчино – выберите нужное/ добавьте родное), принято прогуливаться с ножом. Гильотины, мечи, сабли.. Любит человек резать. Не по жестокосердию, а по любопытству. Шести лет отроду, ваш покорный, кухонным ножом располовинил кактус. Это было абсолютно бессознательное действие. «Что там внутри?» — вот в чём вопрос. В советском детстве не было бананов. Кактус смутно напоминал банан. Возможно, мне захотелось узнать не скрывается ли за всей этой зеленью и колючками сладко-белая банановая мякоть. Между прочим, внутри кактуса действительно таится нежная мякоть, несъедобная, впрочем. Был руган за это дело. В оправдание себе скажу лишь одно: резать кактусы лучше, чем обливать кошек керосином или сжигать ежей на костре. А ведь в детстве, то есть в палеолите, случается и такое.      


На самом деле, я планировал написать статью о современном искусстве, в понимании которого чувствую себя свиньей. Но я всё-таки постою за свинью. Свинья дело говорит: «Местами сладит. Местами горчит. В целом освежает, но ничего особенного. Съела и забыла». Но вернёмся к апельсину. Не стоит торопиться к ножу. Можно просто покатать это солнышко, понюхать, подбросить, положить обратно, откуда взяли. Люблю апельсин. Апельсин — витамин!