Оксана Бутузова

 

Петрозаводские напевы

 

 

По прибытии на вокзал Петрозаводска старушка в вагоне благословенно перекрестилась. Доехали! Встречали ее такие же пожилые, к которым это знамение тоже относилось – дождались. Воссоединение свершилось.

Переселение здесь в крови. В Карелию издавна ссылали неблагонадежных. Свободный народ. Здесь работал Петровский завод по производству пушек, но крепостного права никогда не было – не добралось оно до суровых северных людей. Им хватало вечного противостояния между двумя державами – Россией и Швецией, под которыми они попеременно существовали. Экскурсовод через каждую фразу вставляет с нажимом – «Понятно, да?» или «Вот так!».

Карелия несколько раз «отъезжала» от Руси, но ровно столько же возвращалась. Здесь многое помнят, год от года реконструируя память. К своим достопримечательностям горожане относятся трепетно, тем более что после войны и оккупации финнами сохранилось немного. Уцелевшие деревянные дома собирались со всего города, как грибы. Подремонтировав, их высадили все в одном месте – старинная слобода.

В городе почти на каждом доме мемориальная табличка. Карелия чтит своих неизвестных остальному миру героев. Эти таблички, как отпечатки пальцев эпох. Как знаменитые петроглифы на онежских берегах. Герои Советского Союза соседствуют с финскими просветителями, деревянные домишки – со сталинскими постройками и современными железобетонными конструкциями. Эклектика времен.

Образно название национальных булочек-ватрушек «калитка». Дом начинается с еды, как театр с вешалки. Но в театре снимают внешнюю оболочку, чтобы войти в мир искусства, а чувство дома уже живет в каждом изначально. С этим чувством прохаживаются по улицам старики и старухи, живая память уходящего времени. Особняком держится молодежь. Петрозаводск – это один большой университет на всю Карелию, сюда стекаются учиться, учиться своим корням.




Мужчины – особая достопримечательность Петрозаводска. Тучные, сонные, неповоротливые, без возраста и определенных целей, похожие на откормленных рыб. Они будто здесь проездом, проходом с одной затяжной рыбалки на другую.

Светофоры редки, как и женщины среднего возраста. Встречаются лишь на главных улицах, и то не часто. В остальном, отношения между водителями и пешеходами обоюдно-договорные. Перекрестки принято пересекать по диагонали.

Церемониться не принято. Тут слишком холодно для церемоний. Даже гранитный Ленин на обветренной площади держит в руках шапку-ушанку, а не кепку. Учли климат – Ильича нарядили в теплое пальто и валенки.

Возле памятников играют в футбол. Это единственные ровные площадки, поскольку все улицы и дворы Петрозаводска холмистые. Здесь, кстати, существует настоящая Красная площадь, вымощенная карельским багровым кварцитом (неправильно, но красиво – «порфиром»). А был еще «Красный» проспект, но не выдержал нагрузки транспорта и пешеходов, его заасфальтировали.

Главная улица города – традиционно, проспект Ленина. Он тянется от вокзала и ныряет прямо в Онежское озеро. Красота озера коварна, ведь в него могут сползти дома, если их делать многоэтажными. Потому норму по высоте соблюдают, дают простор воде и небу.




Вдоль набережной целые аллеи из подарков от городов-побратимов. Своеобразный заслон из оберегов, сдерживающих штормовые волны. И теплоходы у причала только цвета молодой весенней зелени. Голуби, чайки и утки оживляют гранит. Голуби охотятся на отдыхающих, чайки – на рыбу, утки – на что придется.

Птицы в Петрозаводске явно местного происхождения. Даже вороны кричат не на русском языке «кар-кар», а что-то похожее на «а-о, а-о». Есть театр, где все постановки на карельском языке. Карельский Гамлет, карельский Вишневый сад, карельская Бесприданница. Фольклор тоже основан на страстях. Их называют «вепсские причитания», и они извилисты, как древесина карельской березы. Из такой древесины изготавливают ценнейшие поделки и мебель. А девушки из причитаний складывают свою жизнь: не вышла замуж – плач и причитания, вышла – те же эмоции. Но это не жалобы, скорее глубинные осмысления ситуации. И узор их красив, как годичные березовые кольца, по которым не разобрать возраста.




Заглядывать вглубь времен – это у карелов национальное. Граниты, мрамор и самоцветы хранят память еще Ледникового периода. Все тот же пурпурный карельский «порфир» выиграл состязание с другими камнями на право припечатать памятником могилу Наполеона. Как говорится, «кто с мечом к нам придет…» и так далее. А сам Петрозаводск – город, который сдали во время войны финнам, был удостоен чести называться Городом Воинской Славы. Вот так! Понятно, да?