Малец Питерский

 
 

 


Моё имя Вам ничего не скажет. Да, и кто такой Малец Питерский, Вы тоже, скорее всего, не знаете. Любое знание в человеке — это всего лишь вспоминание. Все открытия, все новые горизонты и рубежи, новые встречи — лишь возможность пройти этот путь заново. И потом снова всё забыть. Так люди и живут — вспоминают, открывают, радуются. Мир, словно, преображается, но потом они привыкают к этому новому знанию, им оно уже не кажется таким удивительным, и тогда они всё снова забывают. Ещё хорошо, если идущие следом, вспоминают всё снова. Но бывает и так, что ничего не вспоминается. Писатели не вспоминают новые книги, читатели не вспоминают то, что ещё не читали. Птицы забывают летать. Солнце не светить. Мир погружается во темноту. Или, вот как сейчас, зима всё никак не кончается.

Не знаю, может просто настроение у меня сегодня такое. Потому что пятница. А я, как стёклышко. Или из-за того, что мне на Садовой в толпе померещился Малец. Я рванулся к нему, но почти сразу понял, что это вовсе не он. Ведь я слишком пуст, в голове вместо рифм и петербуржиков, только голодные мысли о картошке фри из Макдоналдса.

Вот только невольно я начинаю…



Малец Питерский и северный ветер


***

Я точно никому из вас не должен!?

А то ведь я такой! Могу отдать!


***

То, что деньги пропиты вчистую

Не беда. Их все равно бы спёрли.

Я об чём единственно тоскую

То, что динозавры перемёрли!


Малец Питерский «Петербуржики»


Малец Питерский сидит на перилах моста через Мойку. Дует сильный северный ветер, холодный и прозрачный, небо от него плотное настолько, что чайки по нему не летают, а, завязнув, только разевают клювами, не пошевелить даже пёрышком.

Мальца сдувает, но он привязан шнурками от своих ботинок к мосту, и может не боятся, что северный ветер подхватит его и унесёт на юг. Почему именно так? В чём тут логика — ветер северный, а дует на юг?

К мосту подходит медведь, и водит носом по ветру, раздувая ноздри и сопя. На шее у него оборванная стальная цепь. Глаза слезятся, жёсткая шерсть идёт волнами, как трава в поле.

— Убежал? — спрашивает Малец.

— Да, — отвечает медведь.

— Ну, а дальше что?

— Да, ничего. Поброжу по улицам, пошатаюсь. И вернусь. Я это так, немного воздухом подышать.

— Да уж, — соглашается Малец.

— Пахнет белой медведицей, — закрывает от удовольствия глаза медведь.

Слышны крики погони.

Шнурки развязываются. Мальца уносит. На перилах остаётся болтаться только один башмак.

Ветер все сильнее.

Вот и медведь полетел.